Вся правда о Московской области

mosobl


Живой журнал Московской области


Previous Entry Share Next Entry
«Вознесенский островок» в Звенигороде
Звенигород
z_gorod wrote in mosobl
О квартале храма Вознесения Господня в Звенигороде
Вид Торговой площади с домом дьякона и храмом Вознесения. 1920-е годы. Звнигородский музей.jpg
Вид торговой площади с домом дьякона и храмом Вознесения. 1920-е годы. Звенигородский музей

Дмитрий Седов, заместитель директора Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея по научной работе,
продолжает знакомить нас с историей Звенигорода, отразившейся в старинных домах, по счастью еще сохранившихся на улицах города.


Знают ли читатели, что квартал в исторической части Звенигорода, образуемый улицами Московская, Пролетарская и Фрунзе, – самый старый на территории нынешнего Нижнего посада города? Издавна этот участок был закреплен за клиром посадского храма Вознесения Господня.

История церковной земли на Нижнем посаде
Согласно данным археологических исследований, проводившихся в 2004 году на месте Вознесенского храма, археолог Алексей Алексеев сделал вывод о том, что исследуемый участок вошел в черту города с XV века. Однако первое письменное упоминание о храме относится лишь к первой четверти XVII века. К сожалению, ни на одном из планов города XVII века церковь Вознесения и ее земельные владения не отмечены.


Фрагмент карты 1766 г. 14 – Вознесенский собор, 20 – квартал домов клира

Храм появляется только на плане Генерального межевания 1766 г. На этом плане церковь находится на том же месте, что и сейчас. На юго-восток от нее расположен квартал, обозначенный на экспликации как «дворы и огороды вышеписанной Вознесения Господня церкви священнослужителей». Если сравнивать план города 1766 года с планом 1838 года, то можно отметить, что участок церковной земли со временем сократился примерно наполовину. В урезании церковных владений следует винить прожектированный план переустройства города конца XVIII века. Именно он упорядочил часть спонтанных границ землевладений горожан, проложив по ним перпендикуляры новых улиц.

Квартал храма Вознесения Господня на карте современного Звенигорода

Пожар 1834 года и поиск старых границ земельного участка
21 июля 1834 года на церковной земле произошел пожар, по вине которого церковнослужители лишились шести своих домов. Интересно, что известие об этом серьезном для города пожаре отразилось в дневнике тогдашнего уездного предводителя дворянства владельца усадьбы Ершово Василия Дмитриевича Олсуфьева: «21. Суббота. Анна Федоровна пришла меня разбудить и объявила, что в Звенигороде пожар. Я немедленно туда отправился. Загорелось у дьякона и сгорело 9-ть дворов, в том числе и тот, где жил Иванов».
После пожара причт храма признал главной причиной его больших последствий тесноту их церковной усадьбы. Дома на ней стояли слишком близко. А церковники слышали, что прежде усадьба была просторнее. Они отправили ходатайство в Московскую духовную консисторию, и в Звенигород прибыли чиновники, которые вместе с представителями городской администрации засвидетельствовали, что на части бывшей церковной земли теперь находятся строения мещан Молчанова и Екатерины Гнездневой, которые вот уже как более 40 лет владеют своими наделами по купчим. Для установления границы прежнего церковного землевладения обратились за помощью к губернскому землемеру. Дело длилось долго. Отчет землемера датируется лишь 1843 годом, но, к сожалению клира храма, тот объявил, что границы «по случаю застройки отыскать было невозможно», «ибо оныя застроены обывателями, а значительная часть находится под градской Торговой площадью города Звенигорода», «да и владельцев смежных участков в живых нет, а жители города и прежняго жилища владельцов находившихся при генеральном межевании припомнить не могут, почему сие розыскание и прекратилось… Ныне под усадьбою священно-церковнослужителей Вознесенского храма 1184 кв. сажень, итого в недостатке 1113 кв. саж». Вследствие такого заключения вознесенский клир просит у городских властей нарезать недостающую землю из выгонной городской земли, на что городское общество изъявляет свое согласие. Продолжение темы с нарезкой дополнительной земли – особая история, о которой и говорить следует отдельно.
Мы же обратимся теперь к вопросу раздела общего участка между членами клира.

Старинные церковные дома в современном Звенигороде
Как и у любой церкви, у Вознесенского храма был единый участок земли для проживания служащих в нем людей. Он являлся собственностью храма. А стоявшие на нем дома были собственностью каждого отельного члена клира. Интересно отметить, что в документах адресом всех домов клирошан числилась Торговая площадь, а не улицы Московская и Дворянская, как сегодня.
Церковный участок был издавна поделен между четырьмя членами клира – священником, дьяконом (дьяконская должность существовала при храме не всегда, на постоянной основе она появилась в 1790-х годах, но до 1814 года дьякон числился на вакансии псаломщика), дьячком и пономарем. Священнику традиционно принадлежал самый большой участок земли вдоль Саввинской улицы (ныне Фрунзе). До недавнего времени в Звенигороде существовало два дома вознесенских священников.



Дома священников: Пролетарская дом 1 и Московская дом 2 (фото 2004 г.)

Один из них до сих пор существует на улице Пролетарской под № 1. А другой – с противоположной стороны, по улице Московской под № 2. Он немного не дожил до нашего времени. В ХХ веке в нем долгое время располагался детский сад «Красная звездочка». В последнее время находилась станция скорой помощи. В мае 2009 г. опустевший дом был подожжен и погиб в огне пожара.

Дом священика на улице Московской. Фото 1934 года. Звенигородский музей.jpg
Бывший дом священников на улице Московской. Фото 1934 г. Звенигородский музей

Дом дьяконов на ул. Пролетарской, январь 2006.jpg
Пролет-3.jpg
Дом дьяконов на улице Пролетарской

Дом псаломщиков на ул. Московской.jpg
Дом псаломщиков на улице Московской

С северо-востока к священнической усадьбе примыкали усадьбы дьякона (дом № 3 по Пролетарской) и пономаря (дом № 4 по Московской).


Бывший дом дьячка, Московская, дом 6
К усадьбе пономаря по Московской улице примыкала усадьба дьячка (дом № 6 по Московской).


Современный вид "Соборного квартала" со стороны Пролетарской улицы. Слева направо дома 1, 3, 5

Дом же № 5 по Пролетарской с землей под ним принадлежал семье чиновников. В 1880-х годах ими владел Федор Михайлович Троицкий, а в 1890-х годах земля с домом перешли к его дочери Александре, при вступлении в брак получившей фамилию Ивановой.
Удивительно, но все пять из шести перечисленных домов дожили до нашего времени. Всем им свыше 100 лет и они представляют несомненный интерес как подлинные архитектурные памятники эпохи уездного Звенигорода.

Священническая династия Вознесенского храма
На данный момент мне известно 15 священников Вознесенского храма, которые служили в нем с XVII по начало ХХ века. Как же передавались дома от одного священника другому? Самым простым было бы сказать, что они продавались. И это будет верно, ведь такой вариант мы сможем подтвердить чуть позже примерами с передачей прав на дома псаломщиками. Но в отношении священства Вознесенского храма мы имеем очень интересную ситуацию: на протяжении 125 лет при храме служили священники из одной семьи, но с разными фамилиями. Стало быть, дома передавались по наследству. Эта ситуация достаточно традиционна для Русской Церкви. Основана она на существовании в прежние времена, говоря современным языком, системы социальной защиты духовенства, поддерживаемой церковным правом. Семьи русских священников были многодетны. В случае смерти отца семейства семья могла остаться без средств к существованию. Поэтому всем было выгодно, чтобы новый священник определялся к храму с условием вступления в брак с одной из дочерей умершего предшественника. Бывали случаи, когда священник еще при жизни, найдя своей дочери достойного супруга и одновременно преемника самому себе, уходил за штат (по-нашему – на пенсию). Новый же священник при определении на место брал на себя обязанности содержать и прежнего священника и всю его семью.
Рассмотрим эту ситуацию на примере династии Вознесенского храма.
Около 1780 года к храму определяется священник Яков Семенов. Он состоял в браке с дочерью протоиерея Успенского собора Антония Яковлева Ириной Антоновой. В 1791 году Яков Семенов умирает, и его супруга Ирина Антонова обращается к епископу Дмитровскому Серапиону с просьбой разрешить ей выбрать преемника своему мужу: «почему и желаю принять на место покойного мужа моего для призрения и пропитания сиротам и себе зятя». В резолюции архиерея значится: «Дозволяется избрать из студентов». Так появляется следующий настоятель Вознесенского храма Григорий Семенов, который после женитьбы на старшей дочери своего преемника Феодосье Яковлевой посвящается в священный сан и определяется к храму. Берет он на себя и содержание всего семейства предшественника, в которое тогда входила и мать его вдовы. В 1798 году на должность пономаря к храму определяется сын Якова Семенова Василий Яковлев. Вместе с его определением, содержание матери Ирины Антоновой и младших сестер ложится на него. Примерно тогда же вторая дочь умершего Якова Семенова Александра выходит замуж за окончившего образование Илью Степанова, который после свадьбы посвящается к храму в сан дьякона. В 1803 году Илья Степанов посвящается в сан иерея и переводится в село Дмитровское. Дьяконское место в Вознесенском храме становится вакантным, но в 1808 году после вступления в брак с дочерью карауловского священника вакансию занимает пономарь Василий Яковлев. Как видим на этом первом примере, должность при храме является своего рода приданным за дочерей членов клира.
В 1821 году умирает Григорий Семенов. Его супруга, оставшаяся без кормильца с дочерью и тремя сыновьями, также испрашивает архиерейского благословения «приискать из студентов для устроения … дочери». Так появляется при Вознесенском храме следующий настоятель Кирилл Воскресенский. В своем прошении об определении он сообщает: в Звенигороде священническое место состоит праздно, поэтому и желает он быть произведен на него «со взятием оставшейся после покойного тоя церкви священника Григория Семенова дочери девицы Анны за себя в замужество, на что и мать ея вдовая попадья согласна». При определении Кирилл Воскресенский подписывает обязательство: «оставшееся после покойнаго той Вознесенской церкви священника Григория Семенова семейство призрит, а сына его Семенова Николая содержать в училище будет».
Кирилл Воскресенский в 1833 г. был удостоен сана протоиерея (единственный из священников Вознесенского храма XVII–XIX веков). Скончался он в 1856 году, но еще при жизни в 1853 году сам приискал себе приемника. Им стал Николай Иванович Фивейский, который перед посвящением в сан взял в жены четвертую дочь протоиерея Елизавету Кирилловну. Четвертую – потому что старшие дочери к тому времени уже смогли устроить свое семейное благополучие.
Николай Фивейский уходит за штат в 1886 году. Скончался он в 1891 году. Но еще в 1888 году его приемником становится взявший в жены его дочь Анну Михаил Александрович Виноградов. Священник Михаил служил в Звенигороде до 1905 года. В этом году он переводится настоятелем в церковь при Московской Скорбященской за Яузой больнице, а на его место определяется священник Лазарь Козьмич Гниловский, который до этого служил в селе Дарна Звенигородского уезда.
Так нарушается более чем вековая династическая цепь священства Вознесенского храма. После этого подробного генеалогического исследования мы вынуждены сделать вывод о том, что в данном случае преемство настоятельства в храме передается не по мужской линии, а по женской.

Дома священников
Из приведенного экскурса становится понятным, почему при храме Вознесения было два священнических дома. В доме № 2 по Московской ул. жил с семьей служащий священник, а в доме № 1 по нынешней Пролетарской – заштатный. В упоминаниях о последнем доме он называется домом Фивейского. Вдова священника Фивейского Елизавета Кирилловна называется его владелицей даже в описи городских домов за 1910 год. Тогда ей было без года восемьдесят лет. Долголетие священнической вдовы определило судьбу дома на нынешней улице Пролетарской вплоть до наших дней. И на сегодняшний день мы имеем уникальный случай: до сих пор дом принадлежит потомкам священника Николая Фивейского, а стало быть, и Якова Семенова, определенного к храму еще при императрице Екатерине II.

Пролет-1 (4).jpg

Дом священников (Пролетарская, дом 1)

Отметим также, что во второй половине 1860-х годов священнику Николаю принадлежали оба дома, причем один из них сдавался внаем. В связи с этим город брал с него налог, в то время как остальная недвижимость церковников налогом не облагалась.

Дома дьяконов


Дом дьяконов (Пролетарская, дом 3)

Мы уже отметили, что соседний с домом Фивейских по нынешней Пролетарской улице дом № 3 – дьяконский. С конца XVIII века земля под домом принадлежала дьяконам Илье Степанову, Василию Яковлеву Протопопову, Григорию Яковлевичу Соколову, Алексею Алексеевичу Беляеву. Последний дьякон в 1911 году производит ремонт дома. По воспоминаниям Татьяны Алексеевны Шереметевской, последней владелицы этого дома (скончалась в 2010 г.), половина дома была продана в 1932 году вдовой дьякона Беляева Елизавете Андреевне Некрасовой, бабушке Татьяны Алексеевны.


Современный вид "Соборного квартала" со стороны Вознесенского храма. Слева – бывш. дом дьячка (Московская, дом 6), справа – бывш. дом пономаря (Московская, дом 4)

Усадьба псаломщиков
На примере псаломщиков Вознесенского храма мы можем говорить об альтернативе династическому способу перехода права на владение церковными домами. Напомню, что псаломщицкая (пономарская) усадьба – соседняя к священнической по ул. Московской (нынешний дом № 4). Пономари – самый неспокойный элемент любого церковного причта. На эту должность назначались дети священно- и церковнослужителей, которые в большинстве своем не желали учиться. Ввиду их плохой успеваемости они не могли претендовать на посвящение в священный сан. На пономарское или дьяческое место такие ученики определялись часто не окончив курса образования. Достаточно было хотя бы начальных навыков пения и чтения. Понятно, что с таким отношением к совершенствованию в духовных науках такие люди редко становились образцами высокодуховной жизни. Есть множество примеров тому, как именно пономари становились причиной большинства ссор среди клира. За их зачастую недостойное поведение они бывали отрешаемы от места и лишались духовного звания.
Пономарям мы обязаны и появлению архивных дел, связанных с переходом прав на пономарский дом при Вознесенском храме. Так, определенный в 1865 году к храму пономарь Алексей Орловский жалуется церковному начальству на своего предшественника отрешенного пономаря Якова Архангельского, который назначил за свой дом слишком высокую цену, в то время как тот уже «стоит 20 лет без поправки». Около года шли тяжбы, но цену за дом удалось сбить только на 25 рублей с первоначальной стоимости в 450 руб. Аналогичную жалобу в адрес епископа Дмитровского Леонида направляет в 1873 году на своего предместника Николая Рождественского и определенный на его место пономарь Иван Диаконов. Консистория разрешает Дьяконову обратиться в полицию, поскольку Рождественский «не имеет никакого права занимать церковной земли, принадлежащей его преемнику со дня вступления его в должность, своим домом и потому требует, чтобы он немедленно приступил к продаже своего дома своему преемнику». В случае дальнейшего препятствия к продаже дома консистория заявляет, что не будет возражать против слома дома Рождественского. В результате таких строгих предписаний дом был продан в июле 1873 года за 400 руб.
В 1873 году псаломщик Иван Дьяконов перекрывает на своем доме крышу тесом. В 1911 году псаломщик Григорий Смутко осуществляет перестройку террасы дома. К сожалению, у нас нет никаких документальных основания к точной датировке всех перечисленных домов.

Усадьба дьячков
Рядом с домом псаломщиков располагался дом дьячков. Последним дьячком, владевшим им, был Григорий Иванович Остроумов. Он прослужил при храме необычайно большой срок с 1842 по 1907 год. Скончался он 13 февраля 1907 г. в возрасте 82 лет и был погребен при Вознесенском храме. После его смерти вакансия дьячка была упразднена. А в 1909 году мы получаем известие о намерении настоятеля отца Лазаря построить на месте обветшавших дома и сарая Остроумова церковно-приходской школу. Из-за недостатка средств школу не удалось построить быстро. В июне 1913 года собрание мещан в ответ на просьбу священника постановило выделить 100 руб. на достройку школы, т.к. средств, выделенных Кирилло-Мефодиевским братством, оказалось недостаточно. Смею предположить, что дом № 6 рядом с храмом Вознесения и есть та самая достроенная около 1913 года приходская школа. Сейчас дом находится в частной собственности. Глядя на его бережное содержание, хочется пожелать звенигородцам вернуться к отмечанию отдельных строений города табличками с надписью «Дом образцового содержания». Дом № 6 по Московской в первую очередь достоин установления на своем фасаде такой таблички. Его владелец создал редчайший для нашего времени прецедент бережного отношения к историческому зданию-памятнику. Честь ему и хвала!
На этом отрадном факте следовало бы перейти к итогам столь пространного повествования о домах причта Вознесенского храма. Считаю, что главным итогом этого очерка должен стать призыв к их дальнейшему сохранению.
Почему? – Потому что не осталось никакого видимого напоминания ни от каменного храма постройки 1792 года, ни от его убранства (за исключением археологических находок, поступивших после раскопок в собрание Звенигородского музея). Надгробия с могил вознесенских священнослужителей и церковнослужителей были уничтожены. Останки, найденные при раскопках уже невозможно точно соотнести с конкретными личностями. Поэтому все обретенные кости были перезахоронены в общей могиле. О подлинной истории храма могут рассказать только архивные дела и эти четыре церковных дома. Чудом уцелели они спустя столетие, которое совсем не трепетно относилось к прошлому. Молчаливо свидетельствуют они сегодня о насильственно прерванной далекой эпохе.


Вид на храм Вознесения Господня со стороны Саввинской улицы (конец XIX века). Справа от храма виден дом священника (Московская, дом 2)

Полагаю, что заботу и попечение об этих единственных сохранившихся памятниках минувшей истории храма должна взять на себя современная община в честь Вознесения Господня. Также полагаю, что эта община имеет все законные права на передачу ей земли под сгоревшим домом священника (дом № 2 по ул. Московской). На этой земле справедливым было бы восстановить приходской дом в прежнем облике уничтоженного не так давно памятника архитектуры.




  • 1
Вы проснетесь прочтете, а я вам доброго утра пожелал… Зашел к другу в гости, но и вы заходите…

О материале дано тви-сообщение в Твиттере Живого Журнала Московской области ЖЖмособл - @LJmosobl.
Успехов! Пишите еще!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account