Вся правда о Московской области

mosobl


Живой журнал Московской области


Previous Entry Share Next Entry
Целый день я носила клеща на себе, надеясь, что он будет исследован
pravda_mytischi wrote in mosobl

Клещи переносят страшные болезни, от которых можно умереть или остаться инвалидом.

С ранней весны и до поздней осени нас об этом предупреждают медики и рассказывают СМИ, объясняя, что надо делать при укусе. Осторожно вывернуть клеща, чтоб не повредить головку, сдать его на анализ и обратиться к врачу-инфекционисту.

Простые указания, но следовать им на практике очень непросто.

Проведя полевые исследования, «МК» обнаружил, что, убеждая граждан в опасности укусов клещей, само здравоохранение относится к ним вполне пофигистски.

Две-три недели назад в Подмосковье «пошли белые», и мои друзья, жители Коломны, отправились за грибами.

Одеты они были, как положено одеваться в лес. Но все равно вернулись с клещами. На другой день жена сняла одного клеща с мужа, а муж — одного с жены. Наутро обнаружился третий, который также был вытащен.

«Клещ был мелок, но толст и недовольно шевелил лапками, — рассказали пострадавшие. — Мы решили сдать его на анализ, как к тому призывают медицинские сайты.

Методично и последовательно мы обзвонили все возможные инстанции — травмпункт, СЭС, Роспотребнадзор. Клеща не пожелали видеть ни в одной.

Предложение подвергнуть клеща анализам вводило собеседников в ступор. Кажется, они едва удерживали в себе вопрос: вы вообще в своем уме? Какой, на хрен, клещ?»

Клещ был посажен в коробочку и убран в холодильник. Он до сих пор там — так и невостребованный российским здравоохранением и эпиднадзором.

Его хозяева побывали у врача-инфекциониста и получили инструкцию: прийти через две недели сдать анализ крови, а до этого — наблюдать за местом укуса.

«У нас самый большой город в Подмосковье, и всего один (!) врач-инфекционист на город и район. И это притом что боррелиоз у нас тут в ощутимых количествах: 1 случай на 10 укушенных. А укушенных — море. Врач сказала: «Вы даже не представляете, сколько».

Хождение по мукам с укусом клеща: феерический личный опыт

***

Боррелиоз — самое распространенное в Подмосковье заболевание из тех, что разносятся клещами. Еще он называется болезнью Лайма. Лечится антибиотиками, но нужно лечить сразу. Если запустить, инфекция пустит корни и спустя несколько лет вылезет, например, артритом с мучительными болями или еще какой-то серьезной гадостью.

Поначалу боррелиоз похож на банальную простуду. Недомогание неясной природы. Усталость, вялость, голова болит, спину ломит, познабливает. Начинается такое состояние не сразу после укуса, а спустя некоторое время, когда сам больной уже и думать забыл про клеща, а его врач и подавно о нем не подозревает. Счастье, если он догадается отправить больного сдать анализ крови на боррелиоз. Но это редко кому приходит в голову.

Боррелиоз — не единственная болезнь, которую можно получить от клеща. Таких болезней семь. В том числе гранулоцитарный анаплазмоз, туляремия и — самое страшное — энцефалит. От него умирают или остаются калеками.

Если после укуса энцефалитного клеща сделать пострадавшему серопрофилактику — ввести человеческий иммуноглобулин, — можно его спасти. Но ее надо делать в течение четырех дней. Потом уже не поможет.

Засада в том, что анализ крови показывает энцефалит спустя минимум две недели — так же, как и боррелиоз. Но если анализировать не кровь пострадавшего, а самого клеща, который его укусил, получается быстрее. Результаты будут известны уже через три дня.

Поэтому и рекомендуется сдавать на анализ клещей. Тогда можно, во-первых, принять меры экстренной профилактики, а во-вторых, сразу же правильно поставить диагноз и не упустить заболевание.

***

Впечатлившись историей жителей Коломны, я обзвонила несколько подмосковных станций неотложной помощи, задавая один вопрос: «Куда можно сдать на анализ клеща?»

В итоге стало понятно, что везти вынутого клеща можно в Москву — в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве» в Графском переулке, или в Мытищи — в такой же центр, но Московской области.

Привозить нужно в баночке. Необязательно, чтоб был живым. Главное — чтоб не высох, поэтому в баночку положите влажную ватку.

Анализ делается на четыре инфекции — энцефалит, боррелиоз, анаплазмоз, эрлихиоз.

В московском центре за него надо заплатить 1640 рублей, в подмосковном дешевле — 1055 рублей.

Как такой коммерческий подход к клещам согласуется с бесплатной медицинской помощью, которую мы вроде бы должны получать в государственных медучреждениях? С этим вопросом я обратилась в министерство здравоохранения Московской области.

Мне объяснили, что бесплатная медицинская помощь в виде анализа клеща оказывается, только если вы придете в травмпункт с клещом на теле и из вас его вынет врач.

Тогда клещ будет отправлен на анализ бесплатно для вас и, что тоже важно, без вашего участия. То есть не вы потащитесь в Москву или Мытищи с баночкой и влажной ваткой, а курьер, поскольку каждая поликлиника Московской области в соответствии с приказом министра здравоохранения обязана иметь договор с лабораторией — либо в Мытищах, либо в Графском переулке.

Если же клещ изъят гражданином самостоятельно, бесплатному анализу он не подлежит — объяснили утвержденные в нашей стране правила в пресс-службе минздрава области. Потому как мало ли чей это клещ.

Может, вы его не с себя сняли, а с кого-то еще. С друга, например. Или с собаки. Или он вообще никого не кусал, мирно гулял, а вы его поймали — и в банку. И что ж, теперь государство должно на него деньги тратить? Транжирить народные средства на бесхозных клещей?

***

Пока я размышляла над тем, какими веселыми идиотами видятся граждане чиновникам здравоохранения — вот ведь ищут где-то клещей, ловят их голыми руками, а потом тащат на анализ без всякой выгоды для себя, лишь бы только поразорять государство, — на ловца прибежал зверь.

Меня саму укусил клещ.

В субботу, 2 сентября, мы пошли за грибами, в воскресенье утром я увидела на ноге выпуклую черную точку. Кожа вокруг надулась и покраснела. Было не то чтобы больно, но некомфортно.

Клеща хотелось немедленно выдернуть. Но я решила действовать по правилам. Отправилась с дачи в Москву, в травмпункт по месту жительства — в Строгино.

Очередь была часа на три. Несколько человек с переломами. Кто-то — на перевязку. Кто-то хотел снять побои. Кто-то, наоборот, хотел драться, хотя уже весь был избит и в крови.

Мы с клещом пришипились в углу и чувствовали себя чужими на этом празднике жизни.

— Где вас укусили? — первым делом спросил врач.

Я показала на ногу.

— В каком районе? — повторил врач с некоторым уже раздражением.

Сообразив, что его интересует, я призналась, что в Воскресенском.

— В Воскресенском нет эндемии, — сказал врач и посмотрел на меня со значением.

Я сразу поняла, что моего клеща на анализ он отправлять не будет. Была бы эндемия в Воскресенском районе, он бы, может, и отправил. А так — нет.

Целый день я носила клеща на себе, надеясь, что он будет исследован. Но напрасно. Ладно. Раз надеждам не суждено сбыться, пора от него избавиться.

— Повезете его на анализ? — спросил врач. Он не настаивал. Это был полностью мой выбор: узнавать, заражен ли мой клещ опасными инфекциями, или не узнавать.

Я решила везти.

Врач протянул бумажную полоску с адресом все того же ГБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» в Графском переулке. «Анализ платный, — буркнул он. — В прошлом году стоил тысяч пять».

По выходным центр не работает. В понедельник я приехала без четверти четыре. Клещей, как оказалось, принимают только до полчетвертого.

Вместе со мной опоздали еще два человека — везли своих клещей из каких-то дальних краев Московской области. Втроем мы принялись стенать. Нас пожалели.

Вернулась на рабочее место бухгалтер, приняла деньги — 1643 руб. за каждого клеща. Оплатив анализ, мы понесли сдавать клещей в окошечко на лестничной площадке. Там все еще стояла небольшая очередь из тех, кто не опоздал.

«С клещами очень много, — сказала усталая лаборантка. — Поток».

Лаборатория находится внутри комплекса зданий Центра гигиены и эпидемиологии. Путь к ней обозначен наклеенными на стены листками: «Клещи», «Клещи», «Прием клещей — коричневая дверь», «Вход запрещен — клещи там!»

По изобилию листков понятно, что люди с клещами в баночках здесь задолбали всех абсолютно.

В лаборатории сказали, что в среду мне позвонят, если клещ заражен. Но с субботы до среды — пять дней. Если обнаружится, что он переносчик энцефалита, для экстренной профилактики все равно уже поздно.

***

Как сообщает сайт столичного Роспотребнадзора, за последнюю неделю в Центре гигиены и эпидемиологии Москвы исследовано 1106 особей клещей. Из них с положительным результатом на клещевой боррелиоз — 184, на гранулоцитарный анаплазмоз — 30.

Всего с начала сезона активности клещей в медицинские организации Москвы по поводу укусов обратилось 11 112 человек.

Зарегистрировано 434 случая клещевого боррелиоза.

Это данные — только по Москве.

А вот цифры по Московской области.

На 1 сентября зарегистрировано 13 418 случаев присасывания клещей. Исследованы 5372 клеща. В 11,1% случаев выявлены возбудители боррелиоза, в 2,1% — анаплазмоза, в 0,3% — эрлихиоза. Возбудителя клещевого энцефалита не обнаружено.

Сайт Московской неотложки рисует не столь оптимистичную картину по энцефалиту. «В настоящее время заболевание клещевым энцефалитом регистрируется на всей территории России, а из прилегающих к Московской области — в Тверской и Ярославской областях. Территория Москвы и Московской области (кроме Талдомского и Дмитровского районов) является благополучной по энцефалиту».

Талдомский и Дмитровский районы граничат с Тверской областью. Оттуда и ползут к нам зараженные клещи.

Центр гигиены и эпидемиологии Тверской области с начала сезона исследовал 2077 клещей, снятых с людей. Обнаружены 343 клеща — носителя инфекции. Из них 13 «несли» энцефалит, 290 — боррелиоз, 21 — эрлихиоз, 19 — анаплазмоз. Также выявлены 23 клеща, зараженных сразу несколькими инфекциями.

Клещевым энцефалитом в Тверской области этим летом заболели два человека. Экстренную серопрофилактику получили 1406 человек.

В регионах, признанных эндемичными, ее разрешено проводить укушенным за счет средств ФОМС.

Когда энцефалитные клещи переползут из Тверской области в Московскую — а это рано или поздно обязательно случится, — ее тоже признают эндемичной, и тогда нашим врачам тоже разрешат проводить серопрофилактику и принимать бесплатно клещей на анализ. Но для этого надо, чтоб хотя бы человек пятнадцать-двадцать в нашем регионе заболели энцефалитом в результате укуса клеща.

Задача каждого здравомыслящего жителя Москвы и Подмосковья — не попасть в их число.

***

Официальная медицина предупреждает о жутких болезнях, разносимых клещами, и одновременно экономит деньги на их экстренное выявление и профилактику.

Граждане из-за этого дезориентированы.

Так надо нам бояться клещей и носиться с ними по врачам и лабораториям?

Или не надо, потому что у нас не эндемичный район, а просто удалить клеща своими силами и забыть?

Или все-таки перебдеть лучше, чем недобдеть?

Или — как?

Все возможное, чтоб узнать правильный ответ, я сделала. Даже провела эксперимент на себе. Но так его и не узнала.

Вот как ловко умеет наша система здравоохранения запудрить людям мозги.

МК



  • 1
О материале дано тви-сообщение в Твиттере Живого Журнала Московской области ЖЖмособл - @LJmosobl.
Успехов! Пишите еще!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account